Лесная охрана: 8-800-100-94-00

/ 12.10.2017 / Просмотров: 73

Высокий полет Соколова

Гул двигателя все нарастал, словно страшный зверь все шире и шире открывает свою огромную пасть, готовясь тебя проглотить. Легкий толчок говорил о предстоящем взлете. И вот уже деревья за иллюминатором «побежали» в заведомо проигрышной гонке. Еще толчок и самолет набирает высоту. Уши заложило. Сердце забилось в бешенном танце, совершенно не собираясь сбавлять свой темп. На минуту ему показалось, что он сейчас потеряет сознание. Но сила воли взяла свое. Глубокое дыхание помогло успокоить загнанное сердце. С мыслями в голове дела обстояли сложнее. Зачем, для чего, как? Крутились вопросы, на которые пока не было ответа. Слова инструктора, вернули парня в реальность, вырвав из ступора, в который его погрузил страх. И вот он уже стоит рядом с пропастью. «Всего один шаг, ты сможешь», – кричал внутренний голос, пытаясь заглушить шум двигателя и ветра. Секунда… и он уже парит. Впервые. Сам…

О своих прыжках с парашютом и о своей работе старший инструктор парашютист «Центральной базы авиационной охраны лесов» Алексей Сергеевич Соколов может рассказывать часами. Сегодня за плечами мужчины уже более 1600 прыжков, он овладел многими техниками классического парашютного спорта и до сих пор продолжает совершенствоваться, но путь к совершенству был долог и тернист…

Бабушкина закалка

В детстве, Алексей, как и большинство советских мальчишек, любил играть с самолетиками. Правда, тогда он и не думал покорять небесные просторы. Желание летать как птица пришло спустя годы…

Босоногое детство нашего героя прошло под чутким руководством властной, порой, деспотичной бабушки Надежды Андреевны. Именно она заложила фундамент будущего стального характера в маленького Алешу. Позднее мужчина не раз будет вспоминать бабулю словами благодарности. Именно она привила ему любовь к такому виду спорта, как шахматы.

– Она мастерски играла, – вспоминает Алексей, – к своему стыду я так и не смог ее ни разу обыграть. Даже в свои 90 лет она демонстрировала такие комбинации, что дух захватывало. Я всегда ей восхищался, особенно ее математическим складом ума. Частенько, проверяя бабулю, задавал пример из многозначных чисел и просил сосчитать в уме. Она умудрялась нокаутировать меня правильным ответом еще до того, как я успевал набрать эти же цифры на калькуляторе. Быстрый счет, помогал находить ошибки не только на кассе в продуктовом магазине или возле прилавка рынка, но и в расчетах пенсии. В сберкассе, куда она ежемесячно приходила уже не спорили, знали, что она, даже в свои 90 лет аргументированно докажет свою правоту. К сожалению, бабушки уже давно нет с нами, но я часто привожу ее в пример своим детям. Когда мы маленькие, то многое воспринимаем не так как оно есть, вот и я в детстве, обижался на бабулю, когда она буквально «лепила» из меня человека.

Бойцовская натура, переданная по наследству, проявилась у Алексея уже в школьные годы. Из-за профессии мамы, которая была ведущим инженером в газовой отрасли, Соколовым пришлось много переезжать. Северо-Запад, Урал, Приволжье – куда только не уводила их дорога жизни и нигде они долго не задерживались. Поэтому меняя очередную школу (за время учебы он сменил их более восьми), Алексей даже не пытался пустить там корни, так сказать стать своим в классе.

«К новичкам в любом коллективе, а особенно в детском, относятся подозрительно, с недоверчивостью, а, порой, и со злобой», – говорит Алексей. – Меня это не обошло стороной. Дабы не становиться объектом для насмешек, я с первого дня показывал свой характер. Выбирал самого крупного в классе и мерялся с ним силой. При таком подходе полгода спокойной жизни мне было обеспечено (смеется). Такое поведение, конечно, не сходило мне с рук, и матери частенько, приходилось краснеть на собраниях за мое поведение. Но хулиганом, во всей красе этого слова я не был. Учился хорошо, с раннего детства у меня был технический склад ума, мне нравилось заниматься математикой, физикой, химией, нередко занимал первые места на олимпиадах по этим предметам. За оценками я никогда не гнался, гораздо важнее для меня были знания, которые я мог применить в будущем.

Когда же мама нашего героя поняла, что справиться с мальчишеской беспечностью сына самостоятельно не получится, на семейном совете было принято решение отправить Алексея к дяде – начальнику парашютно-десантной службы в воинской части города Перми.

Первый прыжок

Воспитание дисциплины у военных людей стоит на первом месте, поэтому за Алексея взялись со всей присущей для людей в погонах строгостью. Так наш герой попал в свой первый аэроклуб ВВС на курсы пилота, который располагался на аэродроме «Фролово» в Перми.

– Честно скажу, перспектива управлять штурвалом самолета меня совсем не радовала, – с улыбкой вспоминает Соколов. – При этом я не смел ослушаться дядю и исправно сдавал все зачеты, летал с инструктором, но интереса не было. Поставить жирную точку мне пришлось тогда, когда улыбнулась перспектива совершить полет уже не с инструктором, а таким же курсантом, как и я. Вот тогда мне стало по-настоящему страшно за свою жизнь. После этого и было написано заявление об уходе из аэроклуба. Дядя был непреклонен. Помню, как он строго сказал, глядя сквозь меня: «Не хочешь быть летчиком, значит будешь десантником». И началось…физическая подготовка, бег с автоматом, укладка парашюта, и наконец, сами прыжки. Все это требовало от меня неимоверных усилий. Прыгать с парашютом было очень страшно. До сих пор вспоминаю свой первый раз, как билось сердце, а адреналин просто зашкаливал. Но отступить я не мог, бабушка с детства заложила в мою голову, что начатые дела надо доводить до конца. Прыгал я сразу без инструктора, но по-настоящему прочувствовал прелесть полета в свободном падении намного позднее.

Летом перед 10-м классом меня оправляют в город Троицк в Челябинской области в 5-ую воздушную армию ВВС, где проходили сборы. Вот там я, наконец, прочувствовал вкус прыжков. За два месяца я сделал их большое количество, более полусотни. Большим подспорьем и стимулом для меня, тогда еще подростка, было то, что эти прыжки оплачивались. Вот когда впервые я спросил у дяди, а где можно совершать прыжки, строем не ходить, с автоматом не бегать и получать за это деньги? «В Авиалесоохране», – был его ответ.

В борьбе с огненной стихией

Аттестат об окончании средней образовательной школы Алексей получал уже в Кирове, куда в очередной раз переехал. Позднее станет ясно, какую огромную роль в жизни юноши сыграет этот переезд.

Проблем с поступлением в высшее учебное заведение у молодого человека не было. После окончания школы он был зачислен в два ВУЗа, один из которых был Российский государственный университет нефти и газа им. Губкина. Для юноши из глубинки открывались прекрасные перспективы. Однако, узнав, что в его родной дед был там проректором, да и мамины связи, сыграли свою роль при поступлении, Алексей отказался от обучения. Он привык всего добиваться своим умом и протекции ему были не нужны. Так он поступил в Кировский филиал Московского гуманитарно-экономического института на юридический факультет.

– Я даже успел поработать помощником следователя в транспортной прокуратуре, – продолжает свой рассказ Алексей, – но быстро понял, что это не мое – вершить чьи-то судьбы. Это страшно, когда от твоей записи в протоколе зависела судьба человека. Парашютный спорт – это другое. Здесь я полностью отвечаю за безопасность человека.

Постепенно я прикипел к парашютному спорту всей душой, и сегодня уже не представляю свою жизнь без прыжков.

Одно время я работал педагогом дополнительного образования по авиа и парашютной подготовке в детско-юношеском центре в Кирове. А в 2001 году поступил на службу парашютистом-пожарным в Авиалесоохрану в Кировское отделение, а спустя год перевелся в Приволжскую базу авиационной охраны лесов. В течение двух лет боролся с огненной стихией, тушил лесные пожары.

– За время работы в ФБУ «Авиалесоохрана» я много повидал лесных пожаров различной сложности, – рассказывает Алексей Соколов. – И каждый я старался отработать со свойственным мне педантизмом. Бывало становилось жутко от увиденного, когда ты понимаешь, что беспощадный огонь буквально за секунды сжирает вековые деревья, а ты просто ничего не можешь с этим поделать. Но отчаяние дело слабых, поэтому даже в самых патовых ситуациях мы боролись за лес до последнего, истекая потом от неимоверной жары, отбиваясь от полчищ насекомых. В этой неравной борьбе природы и человека, специалисты Авиалесоохраны всегда выходят победителями. Приятно осознавать, что своим трудом ты не просто зарабатываешь деньги, а спасаешь матушку природу, вносишь достойный вклад в сохранение нашего национального богатства. Удивительно, но в таких командировках, где ты ежедневно рискуешь жизнью, мы воссоединяемся с природой. Однажды в Республике Саха (Якутия) мы прыгали в лесок вблизи Покровского аэродрома. Приземлился. Снимаю снаряжение парашютиста и тут мне в голову прилетает шишка. Думаю, странно, вроде не задевал же деревьев. Начинаю осматриваться. И вижу на соседнем дереве белку, которая выстроила в ряд своих бельчат и целенаправленно бросает в меня елочные снаряды, словно прогоняя незваного гостя. Тут я уж я не стал разбираться кто прав, а быстро ретировался, дабы не мешать течению привычной лесной жизни.

Работа с людьми: сложно, но интересно

Однако жизненные обстоятельства в семье вынудили Соколова сменить место работы и в 2006 году он поступает на должность парашютиста-спасателя в региональную поисково-спасательную базу ФГУ «Центральный авиационный поисково-спасательный центр». Спасать он продолжал, правда уже не леса от пожаров, а людей. Занимался авиационно-космическим поиском упавших самолетов, вертолетов, космических объектов. Так в 2009 году работал в Казахстане на поисках приземления спускаемого аппарата с космонавтами Максимом Сураевым и Джеффри Уилльямсом.

– Организация поиска спасания остается для меня очень интересным занятием, – продолжает Соколов. – До сих пор я являюсь действующим спасателем. Периодически меня привлекают к проведению занятий по выживанию в различных климатических условиях. Эта работа меня так увлекла, что второе высшее образование я получил по этой стезе, окончив Ульяновский институт гражданской авиации им. Главного маршала авиации Б.П. Бугаева с отличием.

В ФГУ «Центральный авиационный поисково-спасательный центр» Соколов дошел до достаточно высокой должности, но понял, что сидеть в офисе и перекладывать бумажки это не его. Небо неумолимо тянуло. Поэтому, когда в 2013 году ему предложили вернуться в ФБУ «Авиалесоохрана» на должность старшего инструктора, он с радостью согласился. Именно здесь, его ждет интересная живая работа, именно здесь он борется с сильным и неумолимым врагом – огнем.

Останавливаться в своем профессиональном развитии Алексей Соколов не собирается, осваивает все новые парашютные специальности. Так он стал ригерром, человеком, в чьих умелых руках огромное полотно запасного парашюта удивительным образом укладывается в маленькую камеру парашюта и от точности, и правильности укладки которого, зависит раскрытие запаски в экстренном случае. Выпускающий парашютистов со всех видов воздушных судов, стропольщик для работы с внешней подвеской на вертолете, фото и видеооператор и т.д – кем он только не работал и в каждом деле он профессионал.

Помимо профессиональных прыжков, которые связаны непосредственно с тушением лесных пожаров, Алексей старается поддерживать свою спортивную форму в парашютной деятельности на высоком уровне. После завершения пожароопасного сезона он совершает прыжки в аэроклубе «Вихрево» в Сергиево-Посадском районе, где он является инструктором.

Работа с людьми всегда считалась самой сложной. Ведь иногда приходится проявлять недюжинное спокойствие, особенно в процессе обучения. Алексею, как никому другому, это знакомо, так как он проводит прогрессивный курс обучения свободному падению – AFF. Это прогрессивная современная методика включает в себя теоретическую и практическую подготовку.

– Люди приходят разные, – делится с нами наш собеседник, – и к каждому нужно найти свой подход, так сказать, заранее предугадать как поведет себя человек в воздухе. Уже по косвенным признакам можно определить с кем будет легкий прыжок, а с кем придется попотеть. Некоторые просто перестают контролировать себя в стрессовых ситуациях. Бывает, что на тренировках обучающиеся ведут себя адекватно, правильно выполняя все необходимые действия. Когда же приходит время подойти к открытой двери самолета и совершить прыжок у них начинается паника. Моя задача максимально подготовить человека к этому, как физически, так и морально. За все время моих тандемпрыжков у меня не выпрыгнул лишь один человек. При этом он весил почти 100 кг, почти вдвое больше меня. Тут даже чисто физически я не смог бы с ним справиться. Сейчас парашютный спорт набирает все большую популярность как среди молодежи, так и более взрослого поколения. Самым возрастным пассажиром у меня был 80-летний дедушка. Прыжок ему подарили внучки, которые уже успели прочувствовать всю прелесть свободного падения. При этом дедушка справился с задачей ничуть не хуже, чем многие молодые люди. В последнее время я наблюдаю такую удивительную тенденцию – приходит пара, усердно занимаются, а в итоге девушка совершает прыжок, а парень пасует.

Лесная красавица

Не только работой жив человек. Любому. Даже самому сильному мужчине нужен надежный тыл. Свою верную и любящую спутницу жизни – Наталью, Алексей нашел …в болоте (так он сам выражается) в городе Кирс в северо-восточной части Кировской области. Там проходила его первая командировка, работали на полевых. В дочь летчика-наблюдателя молодой человек влюбился с первого взгляда. Приворожила она его своей загадочностью, первобытностью. Сбор грибов, ягод, приготовление различных отваров из трав – ее хобби, за это прозвал ее молодой парашютист-пожарный ласково «ведьмочкой». Наталья не обижается на шутливое прозвище, ведь эта легенда, порой помогает приструнить детей.

– Был у нас случай, после которого дети и впрямь поверили в необычные способности их мамы, – с улыбкой начал рассказ Алексей. – В то время мы еще жили в Кирове. Наш дом стоял на берегу реки Вятка и из окна открывался прекраснейший вид на вятские просторы. Выйдя на балкон, я заметил с одной стороны надвигающуюся черную тучу, с другой же еще ярко светило солнце. Не придав этому особого значения, я услышал спор сына с женой. Ребенок не хотел делать уроки, спеша во двор, к друзьям. Тогда я с серьезным лицом сказал: «Виктор, не перечь матери, она же у тебя ведьма, сейчас наколдует дождь и будешь весь вечер сидеть дома». И тут, как по мановению волшебной палочки, тучи сгустились и стеной полился ливень. Надо было видеть лицо сына, который со слезами кричал: «Мама, ну за чем ты это сделала?». После этого, дети уже не сомневаются в силе материнского слова.

Сильный характер в семье Соколовых передается по наследству. Вот и своих детей Алексей старается воспитывать в строгости, не позволяя современному миру и гаджетам создавать неправильное мировоззрение подрастающему поколению, разрушать детскую психику. Он не скрывает от детей правду жизни, как это делают многие родители, показывая все стороны нашего бытия. Поэтому, когда врачи вынесли смертельный приговор его матери – онкология, он собрал детей и отвез их к ней. Ребята были очень привязаны к бабушке и с удовольствием заботились о пожилом человеке, скрашивая своим детским лепетом ее последние дни.

Дочку я привез с Северного полюса

– Как говорит моя жена – дочку я привез с Северного полюса, – продолжает свой рассказ старший инструктор. – В то время я вернулся из очередной Арктической экспедиции «Барнео», где проходит строительство ледового аэродрома. Там я совершил два прыжка на льдину и обеспечивал десантирование тракторной техники, топлива для полярников, которые строили аэродром. После моего возвращения мы и узнали, что во второй раз станем родителями.

Дочь Марина получила в наследство бабушки сильный характер. Уже с ранних лет проявляется жесткость в принятии решений, пусть пока и детских. По словам отца, она в свои юные годы уже прекрасно разбирается в парашютах и проявляет к ним недетский интерес. Несмотря на то, что девочка занимается бальными танцами, излюбленным местом ее остается перекладина и канат, различные подвесные системы, в общем даст фору любому мальчишке.

– У сына совсем иной характер, – дополняет отец. – Помню, как совершил с ним наш первый совместный прыжок. Для него это было словно наказание. В самолет шел как на казнь с опущенной головой. Но когда все самое страшное оказалось позади, и он почувствовал под ногами твердую землю, у него за спиной выросли крылья. Тогда ему было 10 лет, и честно признаюсь, я выполнил очень мягкое приземление, дабы не отбить желание у ребенка прыгать. Через два года мы повторили это вновь, правда теперь я дал ему прочувствовать все прелести прыжка с парашютом, который был выполнен с вращением и жестким приземлением. Следующий прыжок предстоит сделать ему уже самостоятельно. И я больше, чем уверен, что мой сын к этому уже готов.

За свою нелегкую трудовую деятельность Алексея Соколова часто поощряли почетными грамотами за тушение лесных пожаров, а также за активное участие и проведение дежурств по поисково-спасательному обеспечению полетов во время проведения Зимних Олимпийских игр в городе Сочи.

Никакие благодарности и почести не заменят восхищения в глазах детей, которые смотрят на отца, как на героя, который может летать словно птица. Ради своей семьи Алексей и дальше готов покорять небесные просторы, спасать леса от огненного монстра, покоряя стихию.

ФБУ «Авиалесоохрана»

_________________________________________________________________________________

Берегите лес! Заметив в лесу пожар или другое происшествие — сообщите об этом в Федеральную диспетчерскую службу лесного хозяйства посредством приложения «Берегите лес»

Версия для Android
Версия для IOS
Версия для WindowsPhone